Нефть в море: особенности нефтедобычи в океане и море

Нефть в море: особенности нефтедобычи в океане и море

Морская добыча нефти, наряду с освоением сланцевых и трудноизвлекаемых углеводородных запасов, со временем вытеснит освоение традиционных месторождений «чёрного золота» на суше в силу истощения последних.

В то же время, получение сырья на морских участках осуществляется преимущественно с применением дорогих и трудоёмких методов, при этом задействуются сложнейшие технические комплексы — нефтяные платформы

Специфика добычи нефти в море

Сокращение запасов традиционных нефтяных месторождений на суше заставило ведущие компании отрасли бросить свои силы на разработку богатых морских блоков. Пронедра писали ранее, что толчок к развитию данного сегмента добычи был дан в семидесятые годы, после того, как страны OPEC ввели нефтяное эмбарго.

По согласованным оценкам специалистов, предполагаемые геологические нефтяные запасы, располагающиеся в осадочных слоях морей и океанов, достигают 70% от совокупных мировых объёмов и могут составить сотни миллиардов тонн. Из этого объёма порядка 60% приходятся на шельфовые участки.

К настоящему времени из четырёх сотен нефтегазоносных бассейнов мира половина охватывает не только континенты на суше, но и простирается на шельфе. Сейчас разрабатываются порядка 350 месторождений в разных зонах Мирового океана. Все они размещаются в пределах шельфовых районов, а добыча производится, как правило, на глубине до 200 метров.

На актуальном этапе развития технологий добыча нефти на морских участках сопряжена с большими затратами и техническими сложностями, а также с рядом внешних неблагоприятных факторов. Препятствиями для эффективной работы на море зачастую служат высокий показатель сейсмичности, айсберги, ледовые поля, цунами, ураганы и смерчи, мерзлота, сильные течения и большие глубины.

Бурному развитию нефтедобычи на море также препятствует дороговизна оборудования и работ по обустройству месторождений.

Размер эксплуатационных расходов увеличивается по мере наращивания глубины добычи, твёрдости и толщины породы, а также удалённости промысла от побережья и усложнения рельефа дна между зоной извлечения и берегом, где прокладываются трубопроводы. Серьёзные затраты связаны и с выполнением мероприятий по предотвращению утечек нефти.

Стоимость одной только буровой платформы, предназначенной для работы на глубинах до 45 метров, составляет $2 млн. Техника, которая рассчитана на глубину до 320 метров, может стоить уже $30 млн. В среднем устройство среднего эксплуатационного основания для добычи на большой глубине в Мексиканском заливе обходится в $113 млн.

Нефть в море: особенности нефтедобычи в океане и море

Отгрузка добытой нефти на танкер

Эксплуатация буровой платформы передвижного типа на пятнадцатиметровой глубине оценивается в $16 тыс. в сутки, 40 метров — $21 тыс., самоходной платформы при использовании на глубинах 30–180 метров — в $1,5–7 млн. Затратность разработки месторождений в море делают их рентабельными лишь в случаях, когда речь идёт о крупных запасах нефти.

Следует учитывать и то, что расходы на добычу нефти в разных регионах будут различными.

Работы, связанные с открытием месторождения в Персидском заливе, оцениваются в $4 млн, в морях Индонезии — $5 млн, а в Северном море расценки вырастают до $11 млн.

Дорого обойдётся оператору и лицензия на разработку морского месторождения — заплатить придётся в два раза больше, чем за разрешение на освоение сухопутного участка.

Типы и устройство нефтяных платформ

При добыче нефти из месторождений Мирового океана компании-операторы, как правило, используют специальные морские платформы.

Последние представляют собой инженерные комплексы, с помощью которых осуществляется как бурение, так и непосредственно извлечение углеводородного сырья из-под морского дна.

Первая нефтяная платформа, которая использовалась в прибрежных водах, была запущена в американском штате Луизиана в 1938 году. Первая же в мире непосредственно морская платформа под названием «Нефтяные Камни» была введена в эксплуатацию в 1949 году на азербайджанском Каспии.

Основные виды платформ:

  • стационарные;
  • свободно закреплённые;
  • полупогружные (разведочные, буровые и добывающие);
  • самоподъёмные буровые;
  • с растянутыми опорами;
  • плавучие нефтехранилища.

Нефть в море: особенности нефтедобычи в океане и море

Плавучая буровая установка с выдвижными опорами «Арктическая»

Разные типы платформ могут встречаться как в чистом, так и в комбинированном видах. Выбор того или иного типа платформы связан с конкретными задачами и условиями освоения месторождений. Использование разных видов платформ в процессе применения основных технологий морской добычи мы рассмотрим ниже.

Конструктивно нефтяная платформа состоит из четырёх элементов — корпуса, системы якорей, палубы и буровой вышки. Корпус — это понтон треугольной или четырёхугольной формы, установленный на шести колоннах.

Сооружение удерживается на плаву за счёт того, что понтон наполняется воздухом. На палубе размещаются бурильные трубы, подъёмные краны и вертолётная площадка.

Непосредственно вышка опускает бур к морскому дну и поднимает его по мере необходимости.

Нефть в море: особенности нефтедобычи в океане и море

1 — буровая вышка; 2 — вертолётная площадка; 3 — якорная система; 4 — корпус; 5 — палуба

Комплекс удерживается на месте якорной системой, включающей девять лебёдок по бортам платформы и стальные тросы. Вес каждого якоря достигает 13 тонн.

Современные платформы стабилизируются в заданной точке не только при помощи якорей и свай, но и передовых технологий, включая системы позиционирования.

Платформа может быть заякоренной в одном и том же месте несколько лет, вне зависимости от погодных условий в море.

Бур, работа которого контролируется при помощи подводных роботов, собирается по секциям. Длина одной секции, состоящей из стальных труб, составляет 28 метров. Выпускаются буры с достаточно широкими возможностями. К примеру, бур платформы EVA-4000 может включает до трёх сотен секций, что даёт возможность углубиться на 9,5 километра.

Нефть в море: особенности нефтедобычи в океане и море

Буровая нефтяной платформы

Строительство буровых платформ осуществляется путём доставки в зону добычи и затопления основания конструкции. Уже на полученном «фундаменте» и надстраиваются остальные компоненты.

Первые нефтяные платформы создавались путём сварки из профилей и труб решетчатых башен в форме усечённой пирамиды, которые намертво прибивались к морскому дну сваями.

На такие конструкции и устанавливалось буровое оборудование.

Нефть в море: особенности нефтедобычи в океане и море

Строительство нефтяной платформы «Тролль»

Необходимость разработки месторождений в северных широтах, где требуется ледостойкость платформ, привела к тому, что инженеры пришли к проекту строительства кессонных оснований, которые фактические представляли собой искусственные острова. Кессон заполняется балластом, обычно — песком. Своим весом основание прижимается к дну моря.

Нефть в море: особенности нефтедобычи в океане и море

Стационарная платформа «Приразломная» с кессонным основанием

Постепенное увеличение размеров платформ привело к необходимости пересмотра их конструкции, потому разработчики из Kerr-McGee (США) создали проект плавучего объекта с формой навигационной вехи.

Конструкция представляет собой цилиндр, в нижней части которого размещается балласт. Днище цилиндра прикрепляется к донным анкерам.

Такое решение позволило строить относительно надёжные платформы поистине циклопических размеров, предназначенные для работ на сверхбольших глубинах.

Нефть в море: особенности нефтедобычи в океане и море

Плавучая полупогружная буровая установка «Полярная звезда»

Впрочем, следует отметить, что большого отличия непосредственно в процедурах извлечения и отгрузки нефти между морскими и сухопутными буровыми нет. К примеру, основные компоненты платформы стационарного типа на море идентичны элементам буровой вышки на суше.

Морские буровые характеризуются в первую очередь автономностью работы. Для достижения такого качества установки оснащаются мощными электрогенераторами и опреснителями воды. Пополнение запасов платформ осуществляется при помощи судов обслуживания.

Кроме того, морской транспорт задействуется и с целью перемещения конструкций к точкам работы, в спасательных и противопожарных мероприятиях.

Естественно, транспортировка полученного сырья производится при помощи трубопроводов, танкеров или плавающих хранилищ.

Технология морской добычи

На современном этапе развития отрасли при небольших расстояниях от места добычи до побережья бурятся наклонные скважины. При этом иногда применяется передовая разработка — управление дистанционного типа процессами бурения горизонтальной скважины, что обеспечивает высокую точность контроля и позволяет отдавать команды буровому оборудованию на расстоянии в несколько километров.

Глубины на морской границе шельфа как правило составляют порядка двухсот метров, однако иногда доходят до полукилометра. В зависимости от глубин и удалённости от побережья при бурении и извлечении нефти применяются разные технологии.

На мелководных участках сооружаются укреплённые основания, своеобразные искусственные острова. Они и служат основой для установки бурильного оборудования.

В ряде случае компании-операторы окантовывают дамбами участок работы, после чего из полученного котлована откачивается вода.

Если расстояние до берега составляет сотни километров, то в этом случае принимается решение о строительстве нефтяной платформы. Стационарные платформы, наиболее простые в конструкции, возможно использовать только на глубинах в несколько десятков метров, мелководье вполне позволяет закрепить конструкцию с помощью бетонных блоков или свай.

Нефть в море: особенности нефтедобычи в океане и море

Стационарная платформа ЛСП-1

При глубинах порядка 80 метров применяются плавучие платформы с опорами. Компании на более глубоких участках (до 200 метров), где закрепление платформы проблематично, применяют полупогружные буровые установки.

Удержание таких комплексов на месте осуществляется при помощи системы позиционирования, состоящей из подводных двигательных систем и якорей.

Если речь идёт о сверхбольших глубинах, то в этом случае задействуются буровые суда.

Нефть в море: особенности нефтедобычи в океане и море

Буровое судно Maersk Valiant

Скважины обустраиваются как одиночным, так и кустовым методами. В последнее время начали использоваться передвижные основания для бурения. Непосредственно бурение в море производится с использованием райзеров — колонн из труб большого диаметра, которые опускаются до дна.

После завершения бурения на дне устанавливаются многотонный превентор (противовыбросная система) и устьевая арматура, что позволяет избежать утечки нефти из новой скважины. Также запускается оборудование для контроля состояния скважины.

Закачивание нефти на поверхность после начала добычи осуществляется по гибким трубопроводам.

Применение разных систем добычи в море: 1 — наклонные скважины; 2 — стационарные платформы; 3 — плавучие платформы с опорами; 4 — полупогружные платформы; 5 — буровые суда

Сложность и высокотехнологичность процессов освоения морских участков очевидна, даже если не вдаваться в технические детали.

Целесообразно ли развитие данного сегмента добычи, учитывая немалые сопутствующие сложности? Ответ однозначен — да.

Несмотря на препятствия в освоении морских блоков и большие расходы в сравнении с работой на суше, всё же нефть, добытая в водах Мирового океана, востребована в условиях непрекращающегося превышения спроса над предложением.

Напомним, Россия и азиатские страны планируют активно наращивать мощности, задействованные в морской добыче.

Такую позицию можно смело считать практичной — по мере истощения запасов «чёрного золота» на суше, работа на море станет одним из основных способов получения нефтяного сырья.

Даже принимая во внимание технологические проблемы, затратность и трудоёмкость добычи на море, нефть, извлечённая таким образом, не только стала конкурентоспособной, но уже давно и прочно заняла свою нишу на отраслевом рынке.

/pronedra.ru/

Источник: http://pro-arctic.ru/06/03/2017/technology/25476

Как добывают морскую нефть

Чтобы пользоваться морской нефтью, нефтяники должны проделать несколько предварительных этапов работы: сначала произвести тщательную разведку, потом организовать добычу, хранение и транспортировку полученного сырья на нефтеперегонные заводы.

Вы скажете, что то же самое делают и сухопутные нефтяники. Конечно, но только с той разницей, что они находятся на твердой земле. Согласитесь, что некоторое различие есть в том, что у тебя под ногами – прочная суша или зыбкое море.

Первый этап – разведка на море – проходит даже легче, чем на суше. Заключается он в геологическом исследовании выбранного участка. Здесь главная задача – выбрать бассейн с мощным слоем донных отложений, под которыми могло образовываться месторождение нефти или газа.

Для этого с помощью магнитометра, установленного на самолете или на корабле, отыскиваются места, где наблюдается изменение магнитного поля Земли. Дело в том, что, к нашему счастью, океаническая кора сложена главным образом из базальтов, содержащих в себе довольно много магнитных материалов.

В местах же возможного скопления нефти или газа величина магнитного поля меняется.

Потом «подозрительные» районы еще и еще раз проверяют с помощью морских гравиметров – приборов, отмечающих малейшие изменения силы тяжести. Ведь нефть и газ легче окружающих их горных пород…

Если магнитные и гравиметрические измерения дают однозначный ответ, приступают к сейсмической разведке.

Сейсмологи опускают с борта судна на дно пневматическую пушку или электроискровой разрядник и стреляют, трясут дно, создают в устилающих его горных породах ударную волну. Бегут по морскому дну в разные стороны упругие волны.

Там, где породы более плотные, скорость у них одна, там, где менее плотные, – другая. Чуткие приборы – сейсмографы ловят эти волны.

Данные всех предварительных измерений передают электронно‑вычислительной машине. Машина сопоставляет их. Длинные колонны цифр летят в виде сигналов радиоволн на приемные антенны искусственных спутников Земли.

Спутники рассказывают людям о строений морского дна, помогая составить как бы его профиль, указывают разведывательным судам, какое именно место, какой участок морского дна может представлять для нефтяников наибольший интерес.

Морские геологи‑разведчики устанавливают платформы с вышками или подгоняют суда – плавучие буровые и начинают разведочное бурение.

КРАСНОЕ МОРЕ. Расположено между Африкой и Аравийским полуостровом. Соединяется на севере через Суэцкий канал со Средиземным морем, на юге через Баб‑эль‑Мандебский пролив с Аденским заливом и Аравийским морем.

Площадь – 460 тысяч квадратных километров, глубина – до 3039 метров. Одно из самых теплых и соленых морей в мире. В Красное море не впадает ни одна более или менее значительная река. На севере имеются два залива – Акаба и Суэцкий.

Главные порты: Суэц, Порт‑Судан, Джидда, Массауа, Ходейда.

Пробурив некоторую глубину, бур вытаскивают, а в отверстие опускают стальную трубу, закрепляют, цементируют, чтобы стенки скважины не обвалились и чтобы выступившая нефть не загрязняла грунтовые воды…

Нефть в море: особенности нефтедобычи в океане и море

Суда буксируют подводное нефтехранилище к месту затопления.

Через некоторое время бурильщики меняют буровое долото или коронку на меньший размер. Теперь и трубы для обсадки ставят меньшего диаметра. И так до тех пор, пока не дойдут до нефти. Или пока не решат, что скважина бесперспективна. Ведь далеко не в каждой оказывается «черное золото». Тут уж все зависит от тщательности предварительной разведки и от везения.

Таким образом, каждая скважина – это отверстие в земной коре со стальными стенками. По виду оно напоминает старинную складную подзорную трубу из нескольких колен.

Читайте также:  Октановое число бензина: способы определения характеристик топлива

Сегодня разведочное бурение ведется уже не только на мелководье шельфа. Нефтяные платформы шагнули за его пределы, и скважины бурятся в глубоководных районах океана.

Инженеры разработали конструкции платформ, которые можно отбуксировать к месту установки и, выдвинув опоры, закрепить на дне.

При этом сама платформа поднимается над водой на такую высоту, чтобы ее не захлестывали даже самые высокие волны.

У нас в Советском Союзе на этом принципе сконструированы установки «Бакы», предназначенные для бурения в Каспийском море 6‑километровых скважин. Каждая из четырех опор установки высотой более 100 метров.

Упрутся они в дно, а по ним платформа поднимается еще на высоту трехэтажного дома над волнами. Попробуй достань… На ней устанавливается 54‑метровая буровая вышка и другое оборудование. Тут же – дома‑укрытия для обслуживающего персонала.

Есть у нас платформы и других типов, работающие в разных морях.

В 1974 году компания «Бритиш петролеум» установила в Северном море трехэтажную стационарную платформу на глубине 120 метров. Наверху, в 45 метрах от поверхности воды, – вертолетная площадка. Ниже буровая и подсобные помещения, в которых работают одновременно до 100 рабочих. Такое сооружение стоило около 82 миллионов долларов, и с него пробурены несколько скважин в разных направлениях.

Для больших глубин используются полупогруженные платформы. Они устанавливаются на плавающих в глубине понтонах и удерживаются на месте многотонными якорями. Такие платформы, благодаря глубоко посаженным поплавкам, даже в бурю не испытывают сильной качки. Многие из них снабжены собственными двигателями, позволяющими им маневрировать без помощи буксиров.

Но самые прогрессивные конструкции – это подводные комплексные станции. В рабочей камере, которую опускают на грунт над скважиной, поддерживается атмосферное давление.

Здесь сосредоточено все оборудование, необходимое для добычи нефти из скважины. Обслуживающий персонал доставляется с надводного судна в транспортной капсуле. Судно обеспечивает подводную рабочую камеру воздухом, электроэнергией.

Связь осуществляется по телефонным и телевизионным каналам.

Согласно разработанному проекту, комплексная подводная станция может эксплуатироваться на глубинах до 900 метров.

Глубоководное бурение ведется и со специальных судов, оборудованных буровыми вышками. Так, в конце 60‑х годов американская фирма «Глобал марин» построила судно «Гломар Челленджер». Оно вело бурение через киль и удерживалось над скважиной с помощью нескольких винтов. Есть такие суда и в других странах – в Японии, во Франции, в Италии. Есть они и у нас.

Чрезвычайно важной проблемой является хранение и транспортировка добытой в океане нефти. Сооружать нефтепровод от каждой скважины на берег нерентабельно. Да и в этом случае без хранилищ вблизи места добычи не обойдешься.

Первые подводные хранилища имели вид опрокинутых котлов. Установили их на дне Персидского залива на глубине 150 метров. В огромный стальной купол без дна накачивается прямо из скважины нефть, которая вытесняет воду.

Такой способ очень удобен, потому что под действием давления той же воды происходит и перекачка нефти в танкеры.

У побережья Норвегии на североморском месторождении Экофиск в 270 километрах от берега на 70‑метровой глубине затоплены 9 огромных емкостей из бетона. Действуют они по тому же принципу и могут принять одновременно до 160 миллионов литров нефти. В той же Норвегии сооружено и еще большее хранилище для газа.

На дне моря на глубине 84 метра установлено «на попа» нечто вроде цистерны с диаметром 62 метра и высотой 123 метра. Посчитайте‑ка сами ее объем. От этой «цистерны» идет газопровод к шотландскому порту Питерхед.

Есть и другие проекты хранения и перевозок нефти по морю, например в огромных пластмассовых мешках…

Конечно, такая широкая добыча нефти со дна моря и особенно ее массовые перевозки из одних районов земного шара в другие по морским трассам чреваты немалыми опасностями для окружающей природы. Вот всего несколько примеров.

В 70‑х годах произошла ужасная по своим последствиям авария танкера «Торри Кэньон». В море вытекло 80 тысяч тонн нефти! Под угрозой гибели оказались устричные отмели и рыбные садки, пляжи всемирно известных курортов.

Какими только способами не пытались люди бороться с нефтью, разлившейся на огромном пространстве акватории! Ее пытались собирать, пробовали жечь напалмом… Ничего не помогало.

Для прибрежных стран это явилось поистине всенародным бедствием.

Только затихли разговоры по поводу злосчастного «Торри Кэньона», как в бухте Сан‑Франциско столкнулись два танкера. 3 тысячи тонн сырой нефти залили на многие километры калифорнийские пляжи. Конечно, 3 тысячи тонн – это не 80 тысяч…

16 марта 1978 года авария супертанкера «Амако Кадис» привела к самой большой экологической катастрофе в истории мореплавания. Танкер потерпел аварию в водах, омывающих полуостров Бретань (Северная Франция), и в море вылилось около 200 тысяч (!) тонн сырой нефти. Ветер распространил нефтяное пятно более чем на 100 миль.

Погибли устричные отмели, погибли птицы в океане. В приморских заболоченных местах уже через трое суток после катастрофы не осталось никакой жизни. Около 320 километров побережья было заражено нефтью. Вымерло все живое.

И биологи говорят, что только через семь, а то и десять лет восстановится экологический баланс природы в этом районе.

Нефть в море: особенности нефтедобычи в океане и море

Дочь известного немецкого писателя Томаса Манна – председатель совета планирования Международного океанического института на Мальте профессор Элизабет Манн‑Боргезе в своей книге «Драма океана» подсчитала, что каждый год на международных морских трассах могут возникнуть не меньше 100 тысяч опасных ситуаций для танкеров, находящихся в пути. При этом около миллиарда тонн сырой нефти рискуют быть выброшенными в океан. Миллиард тонн! Попробуйте вообразить себе это количество, учитывая, что пленка нефти даже толщиной в одну молекулу способна нарушить фотосинтез в морских организмах, задушить и отравить маленьких и больших обитателей океана.

Океан – друг человеку, но друг взыскательный. Небрежностей по отношению к себе он не терпит. Ни одна страна не застрахована от тяжелых последствий аварий на море.

21 ноября 1981 года в Клайпедском порту пришло на суда штормовое предупреждение. Клайпеда – отличный порт, но в шторм – место опасное. Образуется здесь у берега мощный тягун. Он так водит суда у причалов, что никакие швартовы не выдерживают.

На время непогоды портовые правила даже предусматривают прерывать грузовые операции. Все капитаны знают эти особенности и с получением штормового предупреждения предпочитают выходить из гавани и штормовать в открытом море: так куда безопаснее.

Однако официальное оповещение о надвигающемся урагане не застало на борту английского танкера «Глобе Асими», приписанного к Гибралтару, ни капитана, ни старшего механика, ни части команды. Они беспечно веселились в городе.

Напрасно мерил беспокойными шагами ходовую рубку лоцман, готовый вывести судно из бухты. Отдать приказ отваливать может только капитан.

В чреве судна тяжело переливалось 16 499 тонн топочного мазута да в бункере – 180 тонн моторного топлива и 50 тонн дизельного…

Ветер крепчал. Тяжелый теплоход водило на швартовых как ялик. Наконец под утро следующего дня явился на борт капитан. Однако вместо того чтобы тут же отдать нужные распоряжения, он тянул и тянул время, дожидаясь прихода старшего механика и недостающего члена машинной команды.

Ждать больше было невозможно. Толстые капроновые канаты лопались как нитки. Судно лишилось почти всех швартовых, когда наконец последовала долгожданная команда. Но и тут вместо того, чтобы набрать инерцию и миновать в районе узкости подветренную отмель на хорошем ходу, капитан вел танкер вяло и нерешительно. Правда, посудина постройки 1960 года была достаточно старой и изношенной…

У конца северного мола ветер с размаху бросил судно на камни. Обшивка лопнула, и мазут – густой черный мазут – широкой рекой хлынул через пробоину.

Даже старожилы Клайпеды не помнили за последние тридцать лет такого урагана. Ветер с запада мчал со скоростью 25–30 метров в секунду. Порывами скорость его увеличивалась до 50 метров в секунду.

Волны методически разрушали корпус танкера, беспомощно лежащего на камнях. И он разламывался на глазах, истекая мазутом.

На средней надстройке и на корме металась обреченная на неминуемую гибель команда.

По нашим законам главная ценность – человеческая жизнь. Помочь можно было, только наладив канатную переправу. Причем наладив сейчас же, не медля. Яростные волны не оставляли времени на раздумья.

И вот 4 советских моряка, нагрузившись линеметом, бухтами капронового троса, канифас‑блоками и рацией, пустились в опасный путь. До конца мола – 300 метров.

300 метров скользкого пути, через который то и дело переваливались и неслись горы холодной воды, смешанной с мазутом. Короткими перебежками, прижимаясь к камням, продвигались моряки.

Зацепившись за опору указательного знака на оконечности мола, они все же наладили подвесной путь с судна на берег, и к 21 часу со средней надстройки сняты были все, включая капитана и лоцмана.

15 человек оставались на корме, но они даже не рисковали перебраться по искореженной, захлестываемой волнами палубе к канатной дороге. Час спустя судно переломилось пополам.

И все‑таки к полудню следующего дня все моряки из команды злополучного танкера были спасены.

Ну а что же с грузом танкера? С этим дело обстояло гораздо хуже. Мазут покрыл акваторию порта, около 140 тысяч квадратных метров. Черная жижа проникла в Куршский залив, в прекрасный заповедник, безнадежно испортив камышовые заросли многочисленных островов…

Как только произошла авария, в городе была организована чрезвычайная аварийная комиссия. На всех примыкающих к заливу предприятиях действовали штабы по ликвидации последствий разлива мазута.

В ближайшие дни из Новороссийска, Баку, Измаила, Вентспилса и Ленинграда прибыли спецформирования и специалисты, имеющие опыт работы с разлившейся нефтью.

Самоотверженно боролись со стихией люди из Балтийского пароходства.

Все было брошено на борьбу с последствиями катастрофы. В напряженные дни в работах участвовало до 1700 человек и большое количество техники. Но что они могли противопоставить стихии? Волны рвали боны заграждений. Смешанный с водой, с портовым мусором, застывший мазут превратился в густую вязкую массу, которая почти не поддавалась откачке.

ТИМОРСКОЕ МОРЕ. Расположено между Австралией и островом Тимор. Площадь – 632 тысячи квадратных километров, глубина преимущественно до 200 метров, однако на севере у острова Тимор имеется впадина глубиной до 3310 метров. Крупный залив – Жозеф Бонапарт. Главный порт – Дарвин.

Названо по имени острова.

Двадцать три дня и двадцать три ночи шла схватка с мазутом. Западный ветер и зыбь выбросили часть мазута на золотые пески пляжей Мальнраге, Гируляя и Паланги. Грязь пришлось убирать вручную…

Когда шторм прекратился, большинство спасенных членов команды улетело домой. А сотни людей еще долгое время выгребали остатки разлитого мазута. И еще не один курортный сезон купающиеся будут находить черные метки пребывания «Глобе Асими» у наших берегов.

Добыча нефти в океанах, а следовательно, и ее перевозки будут нарастать: Тут уже ничего не поделаешь – технический прогресс вспять не повернешь. Но чем сильнее вмешательство человека в природу, тем осторожнее и внимательнее он должен быть. В наших руках могучая наука и техника, никаким силам природы не справиться с ними.

Пришло время человеку не только брать от планеты, но и заботиться о своем доме. И в первую очередь наша забота о чистоте Мирового океана.

Нефть в море: особенности нефтедобычи в океане и море Предыдущая93949596979899100101102103104105106107108Следующая

Дата добавления: 2016-01-29; просмотров: 704; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ПОСМОТРЕТЬ ЕЩЕ:

Источник: https://helpiks.org/6-68621.html

Нефть в море

О том, что запасы нефти есть не только на суше, но и под морским дном, известно довольно давно. Вот уже, считай, полвека существуют «Нефтяные камни» — промысел в Каспийском море. Сегодня нефтяные вышки появились и на других морях. Нефть добывают в Северном море, в Охотском, на Балтике…

На платформу можно попасть на вертолете или на катере. Семь миль от берега, и вот вы уже у цели. Остов искусственного острова, который издали казался сложенным из спичек, вблизи оказывается переплетением толстенных труб. Сорок восемь из них уходят в толщу воды и еще на полсотни метров — в дно. Эти ноги и держат все сооружение.

Сама платформа состоит из двух площадок, каждая из которых — в четверть футбольного поля. На одной площадке уходят в поднебесье фермы буровой вышки, другая представляет собой административно-жилую зону. Здесь с трех сторон по краям площадки стоят уютные домики, в которых разместились каюты бригадиров, прорабов и мастеров, а также красный уголок, столовая с кухней, бытовые помещения…

Читайте также:  Нефть в чечне: история развития, объёмы нефтедобычи

Нефть в море: особенности нефтедобычи в океане и море

Подобные платформы могут иметь разную конструкцию. Ведь одно дело добывать нефть на южном Каспийском море, другое на мелководной Балтике, где платформу можно укрепить на дне, и третье — на севере или востоке страны. Здесь большие глубины, частые штормы, ледяные поля…

В таких условиях гораздо лучше стационарных платформ — полупогружные. Их буксируют к месту бурения как большие баржи. Здесь они опускают вниз свои «ноги» — опоры. И опираясь ими в дно, платформа приподнимается над поверхностью моря с таким расчетом, чтобы волны ее не захлестывали.

По окончании буровых работ такая платформа без особых хлопот может быть переведена в другой район.

Проектируются и строятся суда обеспечения морских нефтяных промыслов. В начале января 1987 г. в финском городе Турку спущено на воду уникальное судно «Трансшельф». Оно предназначено для транспортировки морских буровых самоподъемных установок.

Новый гигант длиной 173 метра и шириной 40 метров имеет ряд особенностей.

Судно полупогружное, да и как иначе взгромоздить на палубу тысячетонные буровые платформы? «Трансшельф» набирает в танки забортную воду и с этим балластом погружается.

Палуба площадью 5100 квадратных метров уходит на 9 метров под воду. Платформа затаскивается или заталкивается на борт. Балласт откачивается, и судно к походу готово.

«Трансшельф» — это еще и судоремонтный док с мощной судостроительной техникой. Управляется он с помощью бортовой ЭВМ, которая контролирует все эксплуатационные секторы сложного судового хозяйства, в том числе и размещение груза на палубе.

Еще один способ морского бурения — непосредственно со специализированного бурового судна. В предыдущих выпусках мы упоминали о «Челленджере», с борта которого вели глубинное бурение американцы.

Но сейчас у нас есть возможность познакомиться с одним из таких судов поближе.

Для этого, правда, придется отправиться на север, в город моряков и полярников Мурманск, а уж оттуда — дальше, знакомиться с особенностями бурения с плавучего основания и с людьми уникальной профессии — нефтяниками-акванавтами.

Итак, в путь.

Сюрпризы погоды в арктических морях непредсказуемы даже коротким полярным летом. Небольшой пассажирский пароходик с трудом раздвигает носом тяжелые свинцовые валы.

Ветер срывает с волн грязно-серые клочья пены, и порою кажется, что именно из этой пены и состоят низкие косматые облака. Потом ветер неожиданно стих, и над морем повисла плотная пелена тумана.

А когда она раздвинулась, мы увидели буровое судно «Виктор Муравленко» уже совсем рядом. Несмотря на качку, оно неподвижно стояло на месте, как будто его удерживала неведомая сила.

Немного погодя мы узнали, в чем тут секрет: судно стояло на месте, благодаря системе динамического позиционирования, носовым и кормовым подруливающим устройствам. Иначе и нельзя. Помните, как потеряли устье скважины американские геологоразведчики?

Экипаж в большинстве своем имеет вполне земные профессии: буровики, электрики, машинисты дизельных и газотурбинных силовых установок… Но есть все же в морском бурении и своя специфика, с какой не встретишься на суше.

При бурении в океане, например, приходится принимать специальные меры, в которых земные буровики просто не нуждаются. Здесь есть райзер — колонна стальных труб, тянущаяся от судна до дна.

Толщина их стенок — около 20 миллиметров; таков необходимый запас прочности, чтобы предохранить буровой инструмент от воздействия окружающей среды.

И наоборот — чтобы защитить океан от загрязнения нефтепродуктами.

Такие взаимоотношения людей и океана вполне рабочие, обыденные. А вот устройство под названием превентер рассчитано как раз на исключительные ситуации.

Если говорить попросту, это пробка, которой можно быстро заткнуть скважину при аварийной ситуации, когда, скажем, ураган станет срывать буровое судно с намеченной точки.

Но поскольку земные недра все-таки не термос, то и превентер значительно сложнее обыкновенной пробки. Судите сами: длина этого устройства 18 метров, а весит оно без малого 150 тонн!

Когда шторм закончится, вернуться на то же самое место с точностью до сантиметров буровому судну помогут сверхточные навигационные приборы. Превентер поднимут на борт, и буровые работы будут продолжены.

Приборам доверена большая часть подводных операций. Они «прощупывают» и «прослушивают» дно моря, где должна быть заложена скважина, потом обследуют саму скважину… И кажется, чем могут помочь сверхбыстрым электронным приборам, могучим стальным механизмам слабые человеческие руки? Да еще там, на большой глубине, где царят тьма и огромные давления?..

Но представьте себе ситуацию: где-то в глубине откажут вдруг те самые сверхразумные и сверхточные датчики, которые позволяют судну с такой точностью находить свое место. Что делать?.. Тут уж не люди от приборов, а приборы от людей будут ждать помощи. И эта помощь обязательно придет.

Спуск под воду водолазы глубоководники начинают, еще находясь на судне. Они читают, слушают музыку, смотрят видеофильмы совсем рядом с другими членами экипажа, и в то же время как бы на морском дне! Во всяком случае, давление в барокамере, где они находятся — такое же. Это сделано не случайно.

Чтобы подняться с двухсотметровой глубины на поверхность, водолазам физически надо всего несколько минут. А вот, чтобы привыкнуть к смене «климата», порой — несколько суток.

Поэтому на протяжении всей вахты они дышат гелиокислородной смесью под строго определенным давлением и даже во время сна находятся под присмотром врачей — специалистов по физиологии глубоководных погружений. Иначе нельзя. Если на глубине люди будут дышать газовой смесью при обычном давлении, океан их попросту раздавит.

Поэтому давлению снаружи надо противопоставить давление изнутри. Если при поднятии вверх резко сбросить давление, неизбежна кессонная болезнь, резкие перепады давлений могут привести к тяжелым травмам легких.

Поэтому во время рабочего цикла акванавты все время находятся в мире высоких давлений. А вверх-вниз перемещаются с помощью особого лифта — водолазного колокола. Эта кабина, открытая снизу.

Воде не дает проникнуть внутрь давление газовой смеси. Таким образом, прибыв на морское дно, акванавт может тотчас выйти в воду без особых затруднений.

Покинув колокол, он работает под водой, а дыхание, тепло и связь осуществляются через пуповину шланг-кабеля.

За акванавтами с поверхности моря следят приборы, врачи и коллеги. И все же, прежде всего они сами ведут диалог с океаном. Они — это «тройка»: оператор колокола, номер первый и номер второй. Они понимают друг друга с полуслова, а порой даже без слов. Они работают вместе столь же согласованно, как пальцы одной руки.

Шаг за шагом, не торопясь, как будто медленно, а на самом деле — в хорошем рабочем темпе, сообщая наверх о каждом своем движении, терпеливо дожидаясь следующей команды, люди внимательно осматривают узлы буровой установки, проверяют датчики системы позиционирования… Словом, работают.

Впрочем, эти водолазы работают точно так же, как, например, при подъеме затонувших судов, по давно известной технологии. В то же время развитие морской добычи нефти и газа привело к появлению новых профессий.

Поскольку 80% водолазных работ на морских месторождениях составляют осмотр, техническое обслуживание и ремонт, большим спросом пользуются водолазы-осмотрщики.

В колледже подводно-технических работ — коммерческой школе водолазов, расположенной в гавани Лос-Анджелеса, с 1982 года организован курс подготовки водолазов к проведению осмотров и неразрушающего контроля подводного оборудования. Этот курс официально одобрен и Британским агентством аттестации персонала, проводящего контроль сварных соединений.

В обязанности водолаза-осмотрщика входят визуальный контроль сварных соединений, подводная фотография и видеозапись (первая ступень подготовки); ультразвуковой и магнитный неразрушающий контроль сварных соединений (вторая ступень).

Это специалисты высокого класса. Прежде чем подать заявление о сдаче экзаменов на вторую ступень, водолазу необходимо не менее года проработать с квалификацией первой ступени. Его суммарное время выполнения визуального контроля под водой должно составить не менее 30 часов.

После прохождения второй части курса водолаз допускается к выполнению работ на месторождениях.

Как представителям большинства современных профессий, осмотрщикам приходится работать со сложной аппаратурой. Здесь и ультразвуковой детектор повреждений со встроенным осциллографом, и установка для магнитного контроля, и даже комбинированная система, включающая полиэкранную ультразвуковую аппаратуру и дисплей.

Мы видим, что кроме завидного здоровья, современному буровику-водолазу нужна куча технических знаний. Ведь от его работы зависит сохранность немыслимо дорогого сооружения. Платформа для бурения на шельфе со 100-метровой глубиной стоит столько же, что и супертанкер грузоподъемностью 200 000 тонн. А вообще стоимость платформ растет с рабочей глубиной шельфа в геометрической прогрессии.

Следующая глава

Источник: https://public.wikireading.ru/130740

Нефть и газ из океана

Одна из наиболее острых и актуальных проблем в настоящее время — обеспечение всевозрастающих потребностей многих стран мира топливно-энергетическими ресурсами. К середине XX в. их традиционные виды — уголь и древесное топливо — уступили место нефти, а затем и газу, ставшими не только главными источниками энергии, но и важнейшим сырьем для химической промышленности.

За 20 лет, с 1950 по 1970 г., мировое потребление нефти повысилось в 4 раза, а природного газа в 5 раз. В мировом энергетическом балансе доля нефти и газа достигла 64%, в том числе во всех развитых странах она превысила 75%, из которых на государства Западной Европы в 2000 г. приходилось 67%, а США — около 80%.

Однако далеко не все районы земного шара в одинаковой степени обеспечены этими полезными ископаемыми.

Большинство промышленно развитых стран удовлетворяют свои нужды за счет импорта нефти. Даже США, одно из крупнейших государств — производителей нефти (примерно треть ее мировой добычи), более чем на 40% покрывает свой дефицит ввозимой нефтью.

Япония, вторая из стран по объемам использования нефти, добывает ее в ничтожно малых количествах, а закупает почти 17% нефти, поступающей на мировой рынок. Западноевропейские государства импортируют до 96% расходуемой нефти, и их потребности в ней продолжают расти.

К началу XXI в. ведущее место в энергетике принадлежит нефти, газу и отчасти углю, несмотря на интенсивное развитие и успехи атомной энергетики.  Это повлечет за собой заметное уменьшение запасов горючих ископаемых, так как их возобновление требует многих тысяч лет.

В настоящее время существуют довольно разноречивые оценки мировых нефтегазовых ресурсов и темпов их потребления, и все они носят ориентировочный характер. Обычно с учеличением добычи этих ископаемых пропорционально возрастают их разведанные запасы в мире в целом, но в развитых странах добыча нефти, например, опережает рост её разведанных запасов.

Кроме того, потребление нефти и газа во многом определяется рыночной кноъюктурой, поэтому оно заметно изменяется от года к году, иногдав течении нескольких лет. Наконец, нехватка собственной нефти и газа и стремление уменьшить зависимость от их импорта стимулирует многие страны к расширению поисков новых нефтегазоносных месторождений.

Развитие, обобщение результатов геологоразведочных работ за последнии 20-30 лет убедительно показали, что главным источником добычи нескольких десятков миллиардов тонн нефти и триллионов кубометров газа может служить дно Мирвого океана.

Добыча морских месторождений нефти и газа

По современным представлениям, нефть и газ в недрах Земли создаются в результате преобразования рассеянного оргаического вещества, свойственного субаквальным осадком. При этом необходимое геологическое условие такой трансформации – существование в районах образования и накопления нефти и газа больших по размерам осадочных толщ.

Они формируют крупные нефтегазоносные осадочные осадочные бассейны, которые представляют собой целостные автономные системы, где протекают процессы нефтегазообразования и нефтегазонакопления. Морские месторождения нефти и газа распологаются в пределах этих бассейнов, большая часть площади которых находится в подводных недрах океанов и морей.

Планетарные сочетания осадочных бассейнов представляют собой главные пояса нефтегазообразования и нефтегазонакопления Земли (ГПН), подразделяемые на три основных типа: эпигеосинклинальные, перикратонные (краевые) и периокеанические.

Геологи установили, что в ГПН существует комплекс природных предпосылок, благоприятных для развития крупномасштабных процессов нефтегазообразования и нефте-газонакопления.

Не случайно поэтому из 284 известных на Земле крупных скоплений углеводородов 212 с запасами свыше 70 млн. тонн обнаружено в пределах ГПН, простирающихся на континентах, островах, океанах и морях. Однако значительные месторождения нефти и газа распределены неравномерно между отдельными поясами, что объясняется различиями геологических условий в конкретных ГПН.

Всего в мире известно около 400 нефтегазоносных бассейнов. Из них примерно половина продолжается с континентов на шельф, далее на материковый склон и реже на абиссальные глубины.

Читайте также:  Сетчатые фильтры для нефти и нефтепродуктов: работа, применение

Приуроченность осадочных бассейнов к участкам сочленения континентальных и океанических структур позволяет констатировать зависимость количества подводных бассейнов в том или ином районе Мирового океана от протяженности береговой линии.

Для морских нефтепромыслов характерны высокие темпы роста объемов добычи за последние полтора десятилетия.  Морскими нефтеразработками ныне охвачено около 350 месторождений, расположенных в разных районах Мирового океана.

Существенная особенность современных морских нефтепромыслов — их размещение в пределах шельфа. Добыча нефти ведется главным образом до глубин 200 метров.

В настоящее время сложилось несколько крупнейших центров подводных нефтеразработок, которые определяют ныне уровень добычи нефти в Мировом океане. Главный из них — Персидский залив.

В его недрах сосредоточено 12-13 млрд. тонн извлекаемых запасов нефти и 3,6— 3,9 трлн. м3 природного газа. Здесь извлечено несколько более 200 млн. тонн нефти и 42,0 млрд.

м3 газа, что равно соответственно 40 и 25% от их мировой добычи на море в год.

Второй по объему добычи район — Венесуэльский залив и лагуна Маракайбо. Его запасы нефти на 2005 год оценивались в 1,5 млрд. тонн, а годовая добыча составляла более 100 млн. тонн.

Крупными запасами нефти (410 млн. тонн) и газа (1030 млрд. м3) обладает Мексиканский залив, где извлекается более 50 млн. тонн нефти и 115 млрд. м3 газа в год.

Богат нефтью Гвинейский залив, запасы которого оцениваются в 1,4 млрд. тонн, а ежегодная добыча составляет 50 млн. тонн.

Северное море сравнительно недавно стало важным районом добычи нефти и газа, запасы которого пока ориентировочно оценены в 3-7 млрд. тонн. В 2006 году. здесь было добыто 30 млн. тонн нефти.

Другие, довольно многочисленные нефтегазоносные участки Мирового океана с меньшими запасами и объемами добычи представляют существенный интерес для тех стран, которые ведут добычу.

Крупнейшие районы нефтегазодобычи из подводных недр —Персидский, Венесуэльско-Маракаибский и Гвинейский — расположены у берегов развивающихся стран, поставляющих на мировой рынок нефть и газ.

Только Мексиканский и Североморский районы находятся у побережий развитых стран — крупных потребителей жидкого и газообразного топлива. Для некоторых европейских стран (Великобритания, Норвегия и др.

) добыча нефти и газа со дна Северного моря стала существенным стимулом промышленного роста.

В настоящее время многие страны, в том числе и те, где добыча нефти и газа из подводных недр высокоразвита, ведут разведку новых нефтегазоносных акваторий.

Перспективная на нефть и газ площадь дна океанов и морей равна примерно 60-80 млн. км2, в том числе около 13 млн. км2 приходится на районы с глубинами до 200 метров, что составляет почти половину всей площади шельфа Мирового океана.

Прогнозные геологические запасы углеводородов в осадочной толще океанов и морей, по оценке советских и зарубежных специалистов, достигают 60-70% от общемировых. В недрах дна Мирового океана (без районов территориальных вод социалистических стран) может быть обнаружено 550 млрд. тонн нефти и 260 трлн.

м3 газа, из которых на современном уровне техники добычи (без учета стоимости) можно извлечь около 230 млрд. тонн нефти, 200 трлн. м3 газа. При этом более 60% возможно извлекаемого количества нефти и газа приходится на долю шельфа.

Пока еще не учтены возможности нефтегазо-накопления в осадочных породах подножия материков, где геологические условия благоприятны для генерации углеводородов.

Главный элемент разведки и добычи нефти — бурение. В море оно ведется либо со своеобразных гидротехнических сооружений — стационарных оснований для буровых, либо с передвижных буровых установок.

Широко распространены основания в виде стальных конструкций. На первых этапах их устанавливали в море на забитые в дно металлические сваи на глубинах до 20-30 метров.

Их полностью собирали и монтировали в море, а это возможно лишь при спокойной погоде.

Более совершенной конструкцией таких островов стали крупноблочные основания. По своим техническим данным они используются на глубинах 60-90 м.

Это существенный шаг в освоении морских нефтегазоносных акваторий. Кроме того, основания такого типа позволили индустриализировать строительно-монтажные работы.

Крупные блоки оснований целиком изготовляются на заводах и доставляются на место строительства в море.

Здесь специальное крановое судно в короткое время монтирует искусственный остров и устанавливает на нем буровую вышку. Свайные и крупноблочные производственные площадки располагаются в море либо в виде отдельных оснований, либо связанных между собой, а во многих случаях и с берегом эстакадными переходами.

С тех и с других ведется бурение одиночными и групповыми (кустом) скважинами. Подобные морские нефтепромыслы наиболее широко распространены в нашей стране, а также в США и Венесуэле.

Стационарные основания, главным образом крупноблочной конструкции, могут применяться и на глубинах 100 метров и несколько больше, однако их сооружение требует очень больших затрат.

В настоящее время для морского бурения начали применять передвижные основания. Они представляют собой крупные платформы с буровой установкой, которые буксируются в нужную точку, где устанавливаются на дно с помощью выдвижных ног-опор.

Для работы на глубинах более 200 метров конструируются и внедряются в практику безопорные платформы. Одну из них в течение 10 лет довольно успешно эксплуатирует на глубинах около 200 метров французская нефтяная компания, по заказу которой строится еще одна такая же платформа.

Более мобильное и, следовательно, более эффективное средство морского глубоководного бурения — суда с буровыми установками на борту. Они ведут бурение через киль, а современная электронная и гидроакустическая аппаратура обеспечивает фиксацию судна в нужной точке и повторное попадание буровых труб в устье подводной скважины.

Даже столь краткое рассмотрение основных средств разработки нефтегазовых месторождений в Мировом океане показывает, что добыча нефти и газа с морского дна представляет собой сложную и специфическую инженерно-техническую задачу, на решение которой направляются крупные капиталовложения.

Применение той или иной техники добычи зависит от природных условий в районе промысла. Наиболее существенно на эксплуатационные расходы влияют: глубина места, толщина и твердость породы, в которой ведется бурение, гидрометеорологические условия (ветроволновой режим, ледовитость и т. п.

), естественная защищенность промысла и его удаленность от берега. Теперь, когда обращается серьезное внимание на недопустимость утечки нефти в море, на промыслах обычно предусматриваются природоохранные меры, что тоже связано с определенными расходами.

Рельеф дна между берегом и морским нефтепромыслом определяет возможность прокладки трубопровода под водой.

Кроме того, добыча нефти и газа из морских недр требует применения дорогостоящей техники. Для нее характерны высокие общие производственные издержки.

Например, стоимость буровой платформы для работы на глубинах порядка 45 м равна 2 млн. долл., на глубинах 160-320 метров от 6 до 30 млн. долл.

Эксплуатационное основание для глубоководной добычи в Мексиканском заливе будет стоить 113 млн. долл.

Как уже отмечалось, с увеличением глубины в районах нефтяных и газовых промыслов заметно повышаются и эксплуатационные расходы. На глубинах порядка 15 метров при использовании передвижной буровой дневные затраты равны 16 тыс., на глубинах 40 метров 21 тыс. долл. Применение самоходной платформы на глубине 30 метров повышает расходы до 1,5 млн., а на глубине 180 метров до 7 млн. долл.

Таким образом, высокая стоимость нефти на глубинах 300 метров и более делает ее рентабельной только на крупныx месторождениях.

Неодинаковы затраты на добычу «подводной» нефти в разных географических условиях. Открытие одного месторождения в мелководном Персидском заливе обходится примерно в 4 млн. долл., во внутренних морях Индонезии — почти в 5 млн., а в Северном море — порядка 11 млн. долл.

Сопоставление общих затрат на добычу нефти на суше и на море показывает, что частично они более значительны для первых, частично — для вторых разработок.

К примеру, на суше более высоки издержки на разведку, так как здесь промышленный дебит нефти дают лишь 12% скважин, а на море — 42%.

На континентальных месторождениях нефть залегает обычно глубже, чем на морских, поэтому на суше бурением проходится большая толща породы, чем на море, а бурение — один из наиболее капиталоемких процессов добычи. Довольно дорого на суше стоит подготовка участка для бурения.

Стоимость лицензии на разработку морского месторождения вдвое выше, чем континентального. Большие расходы связаны с применением специальной дорогостоящей техники.

Значительных затрат требует сооружение хранилищ и транспортировка нефти и газа к берегу.

Вместе с тем, как правило, высокий промышленный дебит морских скважин существенно снижает эксплуатационные расходы по сравнению с эксплуатационными расходами при добыче на суше.

В среднем пока извлечение нефти со дна моря обходится несколько дороже, чем ее добыча в соответствующих районах на суше. На некоторых акваториях поиск и добыча ее ещё не стали рентабельными. Однако для мирового производства жидкого топлива в целом нефть, добытая со дна моря, стала конкурентоспособной по сравнению с нефтью, добытой на суше.

Кроме того, в современных условиях спрос на нефть опережает предложение. Это влечет за собой повышение цен на нее и стимулирует рост капиталовложений в освоение подводных нефтяных месторождений. Общие затраты на разведку и добычу нефти со дна моря в капиталистических странах достигают примерно 1/3 всех расходов по нефтегазовой промышленности.

В начале 70-х годов на разработку морских нефтегазовых месторождений было израсходовано 25 млрд. долл., к началу 80-х годов эти расходы увеличились почти вдвое. Самые большие вклады в освоение подводных нефтегазовых месторождений в начале 70-х годов приходились на долю США (около 19 млрд. долл.

), но в последующие годы по темпам роста капиталовложений их опередили Канада, Австралия и североморские государства.

По ценам на январь 2002 г. было продано нефти и газа, полученных из морских месторождений, на общую сумму порядка 100 млрд. долл., что в 4 раза превысило затраты на их добычу. Это свидетельствует о том, что морские нефтегазовые промыслы в настоящее время дают значительную прибыль. Заметное влияние на них оказывает рыночная конъюнктура, что проявляется в общем в двух основных аспектах.

Во-первых, регулярное повышение цен на нефть и газ в последнее десятилетие вместе с совершенствованием техники добычи увеличивает рентабельность морских промыслов, так как издержки на разведку и на извлечение этих видов топлива с лихвой покрываются его продажей по высоким рыночным ценам. Вместе с тем применение новой техники и современных способов хранения и транспортировки морской нефти снижает ее себестоимость.

Во-вторых, расширение производства нефти и газа в результате освоения морских площадей увеличивает топливные ресурсы развивающихся стран — основных экспортеров нефти и в значительной мере ослабляет зависимость ог импорта нефти некоторые развитые страны, в частности Норвегию и Великобританию.

В то же время многим развитым капиталистическим странам свойственна явно выраженная нефтяная экспансия, особенно в отношении подводных залежей, так как получение лицензий на морские месторождения, вероятно, проще, чем на континентальные, находящиеся на территории государства.

Так, крупнейшие нефтяные компании США — страны, менее других капиталистических стран зависящие от импорта нефти, участвуют в эксплуатации морских месторождений на Ближнем Востоке, у берегов Мексики, Венесуэлы, в Северном море и в других районах Мирового океана, весьма удаленных от её берегов.

Япония, которая ввозит 99% потребляемой нефти и 74% природного газа, на правах долевого участия добывает нефть на акваториях некоторых Ближневосточных государств, но особенно активно она ведет разведку на шельфе стран Юго-Восточной Азии, Австралии, Новой Зеландии с перспективой развития здесь собственной добычи нефти и газа.

Подобные экспансионистские тенденции проявляют не только национальные нефтяные компании Великобритании, Франции, Германии и других развитых стран, но и межнациональные.

В настоящее время в Мировом океане широко развернулся поиск нефти и газа. Разведочное глубокое бурение уже осуществляется на площади около 1 млн. км2, выданы лицензии на поисковые работы еще на 4 млн. км2 морского дна. В ближайшие 20 лет предполагается освоить глубоким бурением 3 млн. км2 подводных пространств.

Это позволит осуществить разработку новых доступных морских месторождений. Однако при всевозрастающих потребностях в этих видах топлива морские промыслы, по предварительным данным, смогут лишь наполовину обеспечить запросы в них развитых стран.

В условиях постепенного истощения запасов нефти и газа на многих традиционных месторождениях суши заметно повышается роль Мирового океана как источника пополнения этих дефицитных видов топлива.

Источник: https://www.polnaja-jenciklopedija.ru/zhizn-okeana/neft-i-gaz-iz-okeana.html

Ссылка на основную публикацию